Вы здесь

"СКАЗАТЬ СПАСИБО ДЕРЕВЬЯМ"

Посвящается Неделе родной природы!
Попробуйте зайти в небольшую группу деревьев среди поля. На просторе ветрено, неуютно, а здесь затишье. В палящую жару под деревьями прохладно, в холод не так холодно, в сушь не настолько сухо, как на открытом месте. Иными словами, деревья делают нашу среду обитания лучше. В биологических и экологических терминах это называют средообразующей функцией. Кроме того, под деревьями не так быстро пересыхает и размывается дождем почва, листья задерживают пыль и сажу, а в сосновом лесу воздух в прямом смысле более здоровый, так как выделения сосен угнетают болезнетворные бактерии и инактивируют вирусы. Вроде бы это простые истины, которые знает не только студент-биолог, но и школьники. Однако, в последние годы белорусы стали меньше любить деревья и ценить их значение. Вместо деревьев все чаще в городах, селениях и лесу встречаются пни.
Получается, что деревья все чаще кому-то мешают. Одним они загораживают свет, другие жалуются, что от деревьев сыреют стены, третьи видят угрозу падения дерева во время бури («вдруг покорежит кузов моего автомобиля?»), четвертые не хотят убирать опавшие листья и ветки: нет дерева во дворе, значит меньше забот. А пятые и вовсе с трудом могут объяснить свои действия: просто имел лишнее время и силы, и решил что-нибудь спилить.
Между тем, мало кто задумывается, сколько времени и сил требуется дереву, чтобы вырасти. Спилить-то легко, а вот попробовал бы такой энтузиаст вырастить дерево на открытом месте. И имеет ли право человек подходить с пилой к дереву, которое старше его? А порой в 2-3 раза старше?
Беларусь находится в природной зоне, климатические условия которой до конца XX века благоприятствовали развитию деревьев-великанов. И особенно много таких деревьев на юго-востоке страны, как самой теплой ее части. Например, самое старое дерево в республике - Пожежинский царь-дуб - находится вовсе не в Беловежской пуще, а между Брестом и Малоритой, и по отдельным оценкам возраст его составляет 800 лет. В самой Беловежской пуще, ее белорусской части, сосредоточены тысячи экземпляров деревьев ели, сосны, дуба, которые можно назвать исполинскими. Множество исполинских деревьев произрастает в национальном парке «Припятский». Примечательно, что самый старый дуб в Европе находится недалеко от границы Беларуси – это Стелмужский дуб в Зарасайском районе Литвы, возраст которого трудно оценить из-за полуразрушенного ствола, но ботаники дают ему от 1000 до 2000 лет. Деревья, которые благодаря своим характеристикам имеют большое культурное, ландшафтное или природоохранное значение, называют в дендрологии деревьями-ветеранами. Это вполне логично, ведь они многое пережили, многое «повидали», включая и климатические события, и события истории.
Деревья - это не только приятная парковая тень и шум листвы для отдыхающих. Деревья являются еще и важной средой обитания птиц. Птицы не только гнездятся на ветвях и в дуплах, но проводят много времени в кроне, кормятся там и прячутся от непогоды. Поэтому если хотите, чтобы под окнами пели птицы – сохраните деревья.
Вековое дерево создает на своих плечах целую экосистему. Мхи, лишайники, беспозвоночные, грибы и мелкие звери связаны своей жизнью с деревьями. Высшие растения-эпифиты не свойственны для Беларуси, но даже их можно наблюдать на крупных деревьях, в скоплениях гумуса в развилках ветвей или трещинах коры. В 2002 году в Германии, ученые из университета Лейпцига предприняли изучение старых деревьев высоко в кронах с помощью специального крана, и обнаружили, что на высотах 10 и более метров, которые были недоступны для натуралистов, в карманах мертвой древесины обитают доселе неизвестные сообщества грибов. Множество микроскопических грибов, имеющие научные названия или даже еще не имеющие, заселяют отмершие и не опавшие ветви в кроне, сменяя друг друга на разных стадиях разрушения ветвей. А корневая система – это не менее сложный и обширный мир, населенный десятками видов грибов и сотнями (а может и тысячами) видов бактерий.
Почему старые и крупные деревья в Беларуси становятся более ценными? Потому что меняется климат. Все сильнее дуют ветра, которые иссушают крону зимой и летом, чаще случаются ураганы, из-за которых происходит бурелом. Лето становится все более жарким, зима все более сухой, бесснежной, а грунтовые воды и без того понижены много лет назад дренажными системами. Известному дубу-великану в парке Дубой Пинского района в этом отношении повезло: он растет на краю осушительного канала, в котором часто бывает вода, и поэтом дереву есть, что пить; кроме того, с разных сторон его защищают другие крупные деревья. Необычно поздние заморозки повреждают молодые листья у деревьев, которые по своему генотипу теплолюбивы или поздно развивают листву. Из-за аномального лета деревья дают невызревший прирост, который даже мягкой зимой обмерзает; слабые побеги легко повреждаются вредителями. На бедных, сухих почвах Полесья у новых деревьев остается шанс вырасти разве что под прикрытием опушки или вблизи одиночных старых деревьев. Но на открытых местах условия уже отвечают настоящей степи (которая, как известно, по своей природе безлесна), а в некоторых местах даже пустыне.
Поэтому посадить новую аллею в условиях юга Беларуси становится все сложнее. Саженцы выглядят болезненными, слабыми, часть из них погибает. Молодые деревья нуждаются в регулярном поливе, подвязке к подпоркам от сильного ветра, даже окружению ширмами от палящего солнца.
Посадка деревьев в тех местах, где нет леса или он очень скудный, всегда было сложным и благородным делом. Самыми феноменальным лесоводом в истории, с которого стоит брать пример, можно назвать жителя Индии Джадава Пайенга, который в течение почти 40 лет сначала в одиночку, а потом с помощью общественности, посадил на месте голых земель 6 квадратных километров леса. Постепенно этот лес заселили не только более 1000 видов растений, но и тигры, слоны, носороги. При этом любящий деревья индиец никогда не претендовал на какую-либо славу. Еще один пример лесоводственного чуда, который воплотили специалисты и строители в Китае: это обширная лесополоса вдоль шоссе Тарим в пустыне Такламакан, среди голых песков, протяженностью почти 500 км.
Пожалуй, белорусам стоит призадуматься и направить свои силы на то, чтобы пестовать и разводить деревья, а не стараться их обрезать как можно сильнее или вовсе удалить из ландшафта, и тогда деревья отблагодарят нас своей службой, а мы поблагодарим их.
 

Е.О. Юрченко

 
Царь-сосна в национальном парке «Припятский». Фото автора
 

 

Theme by Danetsoft and Danang Probo Sayekti inspired by Maksimer